Статистика







Актуальные новости:

Биография генерала от инфантерии Маслаковца Николая Алексеевича

        Маслаковец Николай Алексеевич (1833-1908)

 

Николай Алексеевич Маслаковец родился в 1833 году. Из дворян Черниговской губернии. Воспитание получил в Петровском Полтавском кадетском корпусе и дворянском полку. В военную службу вступил 17 июня 1854 года.

В 1857 году поручик Маслаковец выдерживает приёмные испытания и зачисляется в Академию Генерального штаба. После окончания её в 1859 году был произведён в штабс-капитаны и направлен в отдельный Оренбургский корпус.

В начале 1860 года Н. А. Маслаковец прибыл в Оренбург и, осмотревшись, занялся в свободное от службы время просветительской деятельностью среди офицеров местного гарнизона, значительная часть которых довольствовалась знаниями, полученными ещё в кадетских корпусах. Вскоре по инициативе Маслаковца (и при сочувственной поддержке корпусного обер-квартирмейстера полковника В. Д. Дандевиля) из офицеров, выпускников Академии Генерального штаба, составился кружок, своего рода маленькая академия военных наук, и дело образования было поставлено на правильную основу. Сообща разработали учебную программу, распределили обязанности. Николай Алексеевич читал лекции по артиллерии, и как вспоминает один из его современников, с большим успехом.

Двадцать первого ноября 1862 года, вслед за Дандевилем, назначенным наказным атаманом Уральского казачьего войска, в Уральск отправился и Маслаковец — в качестве чиновника особых поручений при наказном атамане. Ясно, что тут за него похлопотал сам Дандевиль, ценивший молодого офицера и чрезвычайно ему доверявший.

Но служба Маслаковца в Уральском казачьем войске оказалась недолгой — в конце октября 1864 года поступил приказ, которым он зачислялся в комиссию по размежеванию земель в Донском войске, и Николай Алексеевич оставляет Оренбургский край.

Вероятно, и на новом месте было кому по достоинству оценить деловые качества офицера — 10 августа 1866 года Маслаковец назначается межевым ревизором в Донскую межевую комиссию, а 30 августа того же года производится в подполковники и награждается орденом Св. Станислава II степени.

В марте 1868 года Николай Алексеевич неожиданно покидает службу («по домашним обстоятельствам»), но через полгода возвращается и поступает в распоряжение наказного атамана войска Донского.

Наверное, нет смысла перечислять должности, какие в разное время занимал этот честный труженик, скажем только, что к моменту назначения на пост оренбургского губернатора и наказного атамана Оренбургского казачьего войска (12 августа 1884 года) Николай Алексеевич Маслаковец имел пятьдесят один год от роду, состоял в звании генерал-майора и был кавалером шести орденов: Св. Станислава I и II степеней, Св. Владимира II, III и IV степеней, Св. Анны I степени.

Годы правления Николая Алексеевича Маслаковца не назовёшь блестящими, полными ярких и значительных событий. Нет, шла тихая, будничная, но столь необходимая государству работа.

И сколько же, как потом оказалось, было сделано в этой созидательной тишине! Вот список, далеко не полный, что было открыто, основано, создано в крае за эти годы: 2 ноября 1884 года — Оренбургское отделение Волжско-Камского банка, 1885 год — Оренбургский отдел Императорского Российского общества садоводства, 9 мая того же года — отделение Крестьянского банка, 16 октября 1887 года — переселенческий дом, 1888 год — городская общественная библиотека и столовая для неимущих, 19 февраля того же года — Общество взаимного вспомоществования приказчиков, 3 сентября 1889 года — епархиальное женское училище (и переведена из Орска в Оренбург русско-киргизская учительская школа), январь 1891 года — дом неимущих, 9 марта того же года — мечеть и медресе при ней на Гостинодворской улице.

О двух событиях хотелось бы сказать особо. Сначала — об учреждении Оренбургской Учёной Архивной Комиссии, можно сказать, священной для каждого историка и краеведа, чье возникновение напрямую связано с Н. А. Маслаковцом.

После упразднения Оренбургского генерал-губернаторства в 1881 году, архивы его находились в крайне плачевном состоянии, их не знали куда деть и переносили из одного места в другое: сначала из здания контрольной палаты в казённую, затем в каменные лавки гостиного двора. В таких обстоятельствах архивные материалы терялись, расхищались, гибли. Наконец, по инициативе сенатора Калачёва, была образована особая комиссия для приведения в порядок бумаг архива и отпущено десять тысяч рублей. Однако деньги эти странным образом исчезли, и архив вновь очутился в случайном помещении, сваленный на полу кучами.

Н. А. Маслаковец, принявший близко к сердцу судьбу архива, живо откликнулся на предложение Императорского Археологического Института учредить в Оренбурге архивную комиссию. Девятого мая 1887 года комиссия была создана, и весь богатейший, уникальнейший архивный материал упразднённого генерал-губернаторства поступил в её распоряжение.

Маслаковец стал первым попечителем Оренбургской Учёной Архивной Комиссии (ОУАК). В течение нескольких лет её заседания проходили на его квартире и при его непосредственном руководстве, пока его же заботами комиссия не обзавелась постоянным помещением.

За эти труды и участие в судьбе Комиссии Н. А. Маслаковец был избран её почётным членом.

Другое событие — закладка кафедрального собора, судьба которого и ныне болью отзывается в сердцах оренбуржцев. Оно тоже произошло в годы правления Маслаковца и при его непосредственном участии.

Историк П. Н. Столпянский пишет, что по предварительным исчислениям на собор необходимо было около 700 тысяч рублей. Сумма эта была слишком значительная, и потому явилась мысль воспользоваться проектом, по которому был выстроен Нижегородский ярмарочный собор, обошедшийся в 454019 рублей. Благодаря любезности Нижегородского головы, оренбуржцы получили подробные сметы и чертежи нижегородского храма, но он оказался чересчур велик (вмещал 2300 человек).

Пока искали другой проект, прошло четыре года, и тут на помощь пришёл оренбургский губернатор, предложивший воспользоваться услугами жившего в Оренбурге академика архитектуры Ященко. Предложение было принято, и в мае 1885 года Ященко представил эскиз, а 23 января следующего года — проект постройки на сметную сумму в 213400 рублей.

Восьмого сентября 1886 года собор был торжественно заложен. В этот же день в зале городской думы состоялся общественный обед и организована подписка, принесшая свыше тридцати тысяч рублей.

Единственное, так сказать, парадное и, вместе с тем, истинно радостное событие, случившееся при Н. А. Маслаковце, это состоявшийся 27 июля 1891 года торжественный въезд в город наследника и цесаревича Николая Александровича, возвращающегося из путешествия по Японии и Китаю и посетившего по пути Оренбург. Будущий император Николай II неоднократно выражал своё удовольствие губернатору Н. А. Маслаковцу при воспоминании о путешествии по Оренбургской губернии. Но эти приятные воспоминания не могли вознаградить Н. А. Маслаковца за те нравственные мучения, которые ему пришлось пережить за время своего губернаторства.

Во-первых, небывалое наводнение весной 1887 года. Вода доходила до менового двора, в городе было затоплено более восьмисот домов, многие жилища сметены и унесены водой.

Во-вторых, разразившийся в 1888 году сильнейший пожар, истребивший более двух тысяч домов. Множество людей с остатками уцелевшего скарба в течение нескольких дней укрывались от огня на Конно-Сенной площади близ христианских кладбищ. Император Александр III пожертвовал погорельцам двадцать пять тысяч рублей, ещё десять тысяч отпустила казна. Это была капля в море.

Но всего хуже был голод. Несколько неурожайных лет подряд обездолили население губернии, и забота о продовольствии тяжким бременем легла на Маслаковца. В 1891 году, ещё более жестоком, на средства от частной благотворительности удалось открыть несколько столовых, где кормились сотни и тысячи голодающих. Однако этих мер было совершенно недостаточно, и губернатор обратился за помощью к министру внутренних дел И. Н. Дурново. Маслаковец подробно описал положение и ходатайствовал об ассигновании на продовольствие крестьянского и казачьего населения Оренбургской губернии 7260000 рублей. При этом, наверное, он попытался выяснить (и, возможно, излишне настойчиво), насколько реально оказание такой помощи.

Прямота характера, которой отличался Николай Алексеевич, видимо, не понравилась столичным чиновникам. Через месяц после возбуждения этого ходатайства, оренбургскому губернатору было сделано предложение занять более спокойное место члена Совета военного министра. Маслаковец отказался и подал прошение об отставке.

Оренбургское общество глубоко опечалилось выходом в отставку своего губернатора. На прощальном обеде в его честь присутствующие собрали восемьсот рублей и передали их Николаю Алексеевичу «на дела благотворительности по его усмотрению».

Вспоминая о проводах Маслаковца, Н. С. Григорович писал:

«…Не могу забыть, как, не стесняясь, плакали ближайшие его сотрудники по принятию мер против народного бедствия, каким был голод 1891 года. Он ценил их неусыпные труды, заставлявшие засиживаться далеко за полночь, а они в свою очередь понимали, какого руководителя лишились в нём…»

Побыв в отставке и схоронив в 1894 году жену, Николай Алексеевич Маслаковец, не желая пребывать в одиночестве (детей он не имел), возвратился на службу и поступил в распоряжение военного министра с зачислением по Генеральному штабу.

Окончательно в отставку Маслаковец вышел 8 января 1906 года с производством в чин генерала от инфантерии. Одной из последних наград имел табакерку, украшенную бриллиантами и вензелем высочайшего имени, пожалованную 6 декабря 1899 года Николаем II.

Скончался Н. А. Маслаковец 7 февраля 1908 года. А 10 февраля «Оренбургская газета» писала:

«Сегодня в 11 часов утра в Георгиевском соборе по инициативе чинов войскового штаба и войскового хозяйственного управления была отслужена панихида по скончавшемуся генералу от инфантерии Н. А. Маслаковцу. По случаю смерти генерала Маслаковца городскою управою сделано распоряжение по телеграфу о возложении на гроб покойного венка с надписью: «Достоуважаемому бывшему губернатору Николаю Алексеевичу Маслаковцу от Оренбургского городского общественного управления…»

Николай Алексеевич был истинно верующим человеком. За две недели до своей кончины он причастился и указал, где его похоронить (на Смоленском кладбище в Петербурге).

Оренбуржцам Н. А. Маслаковец запомнился как скромный и глубоко порядочный человек; его честность, прямой характер, твёрдые убеждения, а также исключительная образованность вызывали симпатию в каждом, кто имел возможность узнать его ближе. Как губернатор он был терпелив, доступен, выслушивал каждого, независимо от общественного положения, и каждому старался помочь, прекрасно знал своих подчинённых — от высших должностных лиц до волостных старшин и станичных атаманов, помнил и ценил их заслуги.

Оренбургские казаки избрали Н. А. Маслаковца почётным казаком Нижнеозёрной станицы, его именем были названы село в Оренбургской губернии (ныне Чеботарёво, Саракташский район) и посёлок во втором военном отделе Оренбургского казачьего войска.

 

 

В. Г. Семёнов, В. П. Семёнова. «Губернаторы Оренбургского края»

Рекомендуем


Официальный сайт Оренбургского казачьего войска СкР


Поиск предков-казаков

Проект "Поиск предков" - помощь в исследовании казачьей генеалогии

Первый (Оренбургский) отдел ОКВ СкР

Мы в соцсетях



Группа Orenkazak Вконтакте

Поделиться ссылкой:

Этот день в истории…

Обратите внимание



ПОМОЩЬ ДЛЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ БОГОСЛОВСКО-ВВЕДЕНСКОГО СОБОРА