Статистика







Актуальные новости:

Биография генерала от инфантерии Барабаша Якова Фёдоровича

       Барабаш Яков Фёдорович (1838-1910)

        Яков Фёдорович Барабаш родился 12 мая 1838 года в семье полтавских дворян. Учился в Александровском Брестском кадетском корпусе и по выходе из него поручиком в июне 1858 года был направлен в Ростовский гренадёрский полк (впоследствии 2-й гренадерский Ростовский принца Фридриха Нидерландского).

       В 1861 году Яков Барабаш перевёлся в лейб-гвардии Литовский полк, а в начале 1863 года, после успешной сдачи экзаменов, стал слушателем Академии Генерального штаба.

В 1865 году, по окончании курса наук, Барабаш назначается членом следственной комиссии при Варшавском военном округе, по возвращении из Польши служит в Киевском военном округе, в штабах 10-й и 6-й пехотных дивизий, 3-й гвардейской пехотной дивизии.

       В 1871 году в военной судьбе Якова Фёдоровича происходит крутой перелом, и из западных, обжитых районов он перебрасывается на другой конец империи: сначала в Иркутск, на должность штаб-офицера для особых поручений при командующем войсками Восточно-Сибирского военного округа, а спустя полгода — в Ургу, где возглавляет отряд по охране русского консульства и защите русских торговых интересов в Северной Монголии.

       В декабре 1872 года Я. Ф. Барабаш был назначен исполняющим дела начальника военно-топографического отдела Восточно-Сибирского военного округа, и в том же году сам провёл статистические исследования в районе реки Сунгури; при этом Барабаш имел ещё одно задание: как можно тщательнее изучить оборонное устройство Маньчжурии и всего того, что представляет интерес в военном отношении. Возвращаясь в Иркутск, исследователь-разведчик проверил съемку, проводившуюся между рекой Буреей и Хинганским хребтом силами военно-топографического отдела Амурской области.

В 1875 году Барабаш (с 1874 года полковник) назначается начальником Иркутского юнкерского училища, затем начальником штаба войск Приморской области, а чуть позже в качестве комиссара русского правительства командируется в Японию, на Сахалин и Курильские острова для наблюдения за выполнением договора об обмене Южного Сахалина, принадлежащего Японии, на несколько русских островов Курильской гряды и для водворения гражданского и военного порядка на приобретаемых территориях.

       В 1878 году, когда назревал разрыв отношений с Англией (после нашей победы в русско-турецкой войне 1877-1878 годов), полковник Барабаш, исполнявший в то время обязанности командующего войсками Приморской области, был поставлен во главе отрядов, расположенных в Николаевске, Софиевске и Де Кастри и предназначавшихся для обороны Тихоокеанского побережья России, а на следующий год командирован с экспедицией исследовать порты и бухты с целью отыскать среди них надёжное и во всех отношениях удобное пристанище для военных кораблей.

       В 1882 году Барабаш вновь находится в Маньчжурии с военно-дипломатической миссией, знакомясь с важнейшими путями сообщения и китайскими пограничными укреплениями; в 1883 году составляет план обороны Владивостока с моря и суши, рассчитывает численность гарнизона, потребного для защиты города, проводит изыскания, связанные с предполагаемой прокладкой в Южно-Уссурийском крае железных дорог; в 1884 году назначается председателем комиссии по уточнению (совместно с китайской стороной) российско-китайской границы на Дальнем Востоке, а 24 июня того же года — военным губернатором и наказным атаманом Забайкальского казачьего войска.

       Седьмого февраля 1888 года, во время командировки в Санкт-Петербург, генерал-майору Я. Ф. Барабашу был вручён приказ о его переводе на должность военного губернатора Тургайской области и командующего расположенными на её территории войсками.

       За своё почти двенадцатилетнее губернаторство здесь Яков Фёдорович сделал много важных и полезных дел. В начале его правления в области существовало всего два маленьких города и два небольших поселения, а в конце правления — четыре города, три русские крестьянские волости, три отдельные сельские общины, при этом количество учебных заведений увеличилось почти в девять раз: в 1888 году их было одиннадцать, в 1899 году — 95. Заботами губернатора в степи возник новый тип школы — аульной (первая такая школа открылась 15 июня 1892 года). В городах Иргизе, Актюбинске, Кустанае появились библиотеки, были учреждены общества попечения о народном образовании в Кустанайском и Актюбинском уездах.

       При Барабаше в Тургайской области была проведена врачебная реформа, организован постоянный ветеринарный надзор, строгим контролем за прогоном и провозом животных удалось совершенно искоренить чуму крупного рогатого скота. Были улучшены существующие пути сообщения, от Кустаная до Троицка проложили почтовый тракт, провели вдоль него телеграфную линию.

В 1891 году, по инициативе губернатора, начали выпускаться «Тургайские областные ведомости» (печатались в Оренбурге), а в 1895 году неофициальный раздел «Ведомостей» стал выходить как самостоятельное издание под названием «Тургайской газеты». Ныне каждый номер этих изданий бесценен — с точки зрения изучения региона в экономическом, этнографическом и историческом отношении.

       Тяжёлым испытанием для населения области и её губернатора явилась зима 1891-1892 годов, много сил отняла и холера, занесённая в 1892 году в Актюбинский уезд…

       Третьего октября 1899 года генерал-лейтенант Я. Ф. Барабаш был назначен оренбургским губернатором и наказным атаманом Оренбургского казачьего войска.

       Как одно из самых значительных событий, имевших место в годы правления Барабаша, отмечает историк, краевед, автор замечательного «Путеводителя по городу Оренбургу» (1915) П. Д. Райский, проведение железной дороги от Оренбурга до Ташкента длиной 1900 вёрст. Разрешение на её строительство было получено в начале 1901 года, а 6 июня 1902 года по всему маршруту новой железной дороги уже прошёл первый поезд.

       П. Д. Райский пишет:

       «И как во времена давно минувшие двигались с востока на запад народы Азии, так ныне из внутренней России устремились в Азию русские переселенцы. Там, где ещё недавно на пространстве сотен верст нельзя было встретить живой души, в настоящее время выросли огромные поселения сельских хозяев и жизнь в пустынных киргизских степях стала заметно оживать. И вот только теперь, в начале 20-го столетия, вполне осуществилась мысль преобразователя России Петра Великого об открытии ключа и ворот в Среднюю Азию для «торговли и других сношений».

       Переселенческая волна отчасти коснулась и Оренбурга. Город рос, на окраинах возникали новые улицы, строились церкви и мечети, открывались синематографы, в старой части города вместо неприглядных лачуг появлялись фешенебельные особняки в стиле модерн и доходные дома в три-четыре этажа, бурно развивалось кооперативное движение, увеличивались торговля и банковские капиталы, набирала обороты общественная жизнь…

       Двадцать восьмого января 1904 года очередное заседание оренбургской думы было прервано — в этот день поступила правительственная телеграмма с известием о нападении Японии на Россию. Седьмого февраля 1904 года последовал приказ о мобилизации Оренбургской льготной казачьей дивизии в составе четырёх полков. В казачьи станицы второго и третьего военных отделов Оренбургского казачьего войска выехали штаб-офицеры для подготовки призыва и развёртываний полков второй очереди.

       В первые дни войны в народе царило возмущение действиями японских агрессоров, высок был патриотический дух. Среди писем и сообщений, поступивших к наказному атаману Барабашу, была и телеграмма такого содержания: «Бабы ревут, печи топятся, сухари сушатся!». А оренбургская казачка Анна Кожанова пожелала отправиться на войну с оружием в руках. Она подала прошение о зачислении её казаком в полк и обязалась отправиться на собственном коне, стоившем в то время около двухсот рублей. На сборах под Верхнеуральском Кожанова старательно училась и выглядела в строю не хуже казаков.

       Благодаря заботам генерала Барабаша, мобилизация на русско-японскую войну прошла организованно, и в первых числах мая 1904 года воинские эшелоны отправились на Дальний Восток. Вместе с оренбургскими казаками на фронт ехали и десять сестёр милосердия (всего на русско-японской войне находилось 70 сестёр милосердия из Оренбургской губернии).

       Однако вскоре стали приходить письма от фронтовиков с описанием «побед» армии. Падение Порт-Артура произвело на народ удручающее впечатление, стало расти недовольство правительством и существующим строем. О том, что война была не совсем популярна, свидетельствует тот факт, что число уклонившихся от призыва в 1904 году составило в губернии 414 человек.

       В условиях войны активизировали работу комитеты РСДРП Оренбурга, Челябинска, Екатеринбурга. В октябре 1904 года на сорочинском базаре были разбросаны листовки Самарского комитета РСДРП «Опять мобилизация», в Бугуруслане 1 января 1905 года обнаружили прокламацию «Требуйте мира», а после событий в Москве 9 января 1905 года в Оренбурге уже на следующий день появились листовки местного комитета РСДРП «Правда о войне» и другие.

       В марте 1905 года началась стачка рабочих Главных железнодорожных мастерских и депо в Оренбурге, в мае бастовали железнодорожники Челябинска, оренбургские заводы Эверта и «Орлее», в июне объявили забастовку 340 ремонтников станции Оренбург, в июле — 500 рабочих Главных мастерских Ташкентской железной дороги, в августе в борьбу включились рабочие золотых приисков в Миассе…Всего за 1905 год в Оренбургской губернии прошло 26 забастовок и 13 митингов, маёвок и демонстраций.

       В 1905 году начались массовые волнения и среди крестьян. Архивные документы свидетельствуют о многочисленных фактах сопротивления крестьян властям в Оренбургском и Орском Уездах.

       В начале декабря революция в России переросла в вооружённое восстание. Пятнадцатого декабря была предпринята попытка поднять вооружённое восстание и в Оренбурге, но оно было быстро подавлено войсками.

       Следует, однако, отметить, что события 1905-1907 годов протекали в Оренбурге без особого кровопролития, чему, возможно, способствовали либеральные взгляды губернатора Барабаша. Его лояльность, спокойствие и терпимость в дни очередного «народного замешательства» оценены всеми, кто находился в эти годы в Оренбурге.

       «В то время, когда в других городах разыгрывались кошмарные действия, — писала «Оренбургская газета», — наш Оренбург, благодаря Якову Фёдоровичу Барабашу, остался вне всяких погромов и беспорядков. Яков Фёдорович сам появлялся среди толп демонстрантов и его убедительные увещевания, обращённые к бурно настроенным толпам, действовали всегда самым успокаивающим образом. Даже самые бурные элементы не могли не послушать его строго убедительных слов, и поэтому Оренбург избежал той вакханалии, которая царила в то время во многих городах России».

В должности оренбургского губернатора Я. Ф. Барабаш пребывал до 20 марта 1906 года, когда был произведён в генералы от инфантерии и назначен присутствующим в Сенат.

       Знаменитый собиратель казачьих песен подъесаул Александр Мякутин об отъезде наказного атамана писал своему старшему товарищу по Оренбургской Учёной Архивной Комиссии начальнику штаба ОКВ барону Фёдору Фёдоровичу фон Таубе:

       «Сегодня прочитал, что глубокоуважаемый войском наказной атаман Я. Ф. Барабаш покинул занимаемую должность, не считаете ли возможным для увековечивания памяти о нём и в знак благодарности испросить разрешение на посвящение III тома «Песни оренбургских казаков» ему. Мне хотелось бы посвятить III том генералу Барабашу и об этом я прошу Вашего совета, и, если находите это удобным и возможным, то и содействия в осуществлении этого…»

       Через четыре с небольшим года «Оренбургская газета» сообщила, что генерал от инфантерии Яков Фёдорович Барабаш 19 октября 1910 года скончался в Швейцарии от болезни сердца.

       На следующий день эта же газета поместила у себя некролог «Памяти Якова Фёдоровича Барабаша»:

       «…Всякому оренбуржцу знакомо это имя… Это был человек с чуткой, реагирующей на всё живой душой. Надо было видеть те, полные искренности, проводы, которые ему устраивали при его отъезде оренбуржцы, чтобы сказать: да, это был человек, любимый всеми, кто с ним соприкасался.

       До сих пор в памяти у всех сохранилась одна его фраза, сказанная им на одном из прощальных обедов. Перед этим говорилась масса речей, тёплых слов, добрых пожеланий… кончили говорить и Яков Фёдорович на все эти выражения чувств сказал, что ему слишком много приписывают, что он «только человек и больше ничего!». Немного в этой фразе, но тогда она прозвучала как-то с особенной искренностью и таким пониманием «человека», что всеми почувствовалось что, в речах и обращениях к Якову Фёдоровичу не хватало именно этого определения».

       Яков Фёдорович Барабаш был женат на купчихе города Хабаровска Марии Ивановне Кузнецовой и имел четверых детей: Веру (1878), Якова (1880-1920), Марию (1882), Леонида (1894).

Старший сын оренбургского губернатора Яков Яковлевич Барабаш перед русско-японской войной в чине хорунжего был направлен в Забайкальское казачье войско и в составе его 2-го Аргунского полка участвовал в боевых действиях против японцев. Участвовал он и в первой мировой войне.

Во время гражданской войны Барабаш-младший воевал против красных и, попав в плен, был расстрелян в Красноярске в 1920 году…

Для более полной характеристики бывшего оренбургского губернатора и наказного атамана Оренбургского казачьего войска Якова Фёдоровича Барабаша следует сказать, что в его семье воспитывался будущий казахский революционер Алиби Тогжанович Джангильдин (он был на четыре года моложе старшего сына Якова Фёдоровича). Джангильдин в 1903 году окончил Оренбургское духовное училище, потом учился в Казанской учительской семинарии, в Московской духовной академии (1903-1906). В семье Барабашей его (после крещения) звали Николаем Владимировичем Степных.

 

 

В. Г. Семёнов, В. П. Семёнова. «Губернаторы Оренбургского края»

 

Рекомендуем


Официальный сайт Оренбургского казачьего войска СкР


Поиск предков-казаков

Проект "Поиск предков" - помощь в исследовании казачьей генеалогии

Первый (Оренбургский) отдел ОКВ СкР

Мы в соцсетях



Группа Orenkazak Вконтакте

Поделиться ссылкой:

Этот день в истории…

Обратите внимание



ПОМОЩЬ ДЛЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ БОГОСЛОВСКО-ВВЕДЕНСКОГО СОБОРА